Menu

Кино о Гражданской войне в Испании. Часть 6: "Ожившая утопия"

Шестая часть цикла рассказывает об изображении движения анархистов в фильмах о гражданской войне в Испании.

"Они боролись за свободную и равноправную страну, нерелигиозную, без хозяев и без частной собственности". Так описываются цели анархистов в документальной работе "La Guerra civil Espanola" (1983). Анархическое движение в Испании, ставшее массовым в 20-30-е годы, выглядело анахронизмом на фоне остальной Европы, где после Первой мировой войны популярность идеи жизни без государственного аппарата резко пошла на спад. В Испании анархо-синдикалистская организация CNT (Национальная конфедерация труда) в 1920 году уже насчитывала 700 тысяч членов. Анархические идеи прижились в Испании гораздо лучше марксистских. Исследователи связывают данный факт с большей простотой анархизма, обещавшего лёгкий путь решения сложных проблем, и талантливой агитацией, начавшейся ещё в 1868 году по личному указанию Бакунина. Идеи анархизма были распространены в Испании крайне неравномерно – наибольшую поддержку анархисты имели в Андалусии и особенно в Каталонии. В 1927 году создаётся анархическая партия – Федерация анархистов Иберии (FAI). Аббревиатуры CNT и FAI можно увидеть во многих художественных фильмах, где героями являются приверженцы анархизма.

Наибольшим вкладом анархистов во время войны стал самовольный захват оружия в Барселоне 18-19 июля 1936 года, с помощью которого рабочие уже к 20 числу смогли подавить мятеж и тем самым оставили всю Каталонию под властью Республики. Важность этого события подчёркивается и в "La Guerra civil Espanola": "То, что произошло в Барселоне, имело решающее значение для развития войны. Правый мятеж создал революционную отчаянную стойкость". "Раздача оружия повстанцам в Барселоне выходила за рамки норм демократического государства", – добавляют при этом создатели фильма. Очевидно, этот факт понимали и сами анархисты, получившие в распоряжение такое количество оружия, которое превышало мадридские запасы. Отсюда понятно широкое употребление термина "революция", который часто звучит в фильмах об анархистах. "Да здравствует революция!" – восклицает толпа в фильме "Поборницы свободы" (1996), прослушав по радио выступление лидера анархистов Буэновентуры Дуррути.

В термин "революция" сторонники анархистов вкладывали различный и далеко выходящий за рамки политического переустройства страны смысл. В "Поборницах свободы" революционные лозунги звучат в сцене сожжения предметов церковного обихода на площади. Здесь виден разрушительный смысл термина "революция", состоящий в уничтожении церкви. В том же фильме анархистка защищает право женщин участвовать в военных действиях: "Мы хотим умирать, как мужчины, а не жить, как слуги". Здесь также разрушительный смысл, состоящий в уничтожении традиционной роли женщины в обществе. В речи анархистки важна мотивация – она не говорит, что хочет убивать фашистов и отстоять свободу, а говорит, что хочет стать такой же, как мужчина.

Кадр из фильма "поборницы свободы"Отправившись на фронт, анархисты отказывались воевать по установленным правилам, например, были против дисциплины и приказов, поступавших сверху. В "Поборницах свободы" даже лидер анархистов не всегда может организовать ту стихию, которую разогрел своими речами. Обвиняя анархистов в нарушениях дисциплины, он говорит: "Я думаю, без милитаризации нам не обойтись". Среди подчинённых возникает возмущение: "Мне не нужна лейтенантская полоска. Возьми её себе… Я лучше домой". Здесь видно, как слова Дуррути, ранее сказанные в фильме в интервью прессе, обращаются против него: "В моей колонне нет ни лидеров, ни подчинённых – у нас у всех есть равные права. Все мы солдаты". По факту это привело к тому, что колонна в составе 5-6 тысяч человек, выдвинувшись из Барселоны к Сарагосе, пришла к месту назначения в составе 1500 человек, которые тоже не всегда горели желанием воевать. "Мы дерёмся за революцию", – всегда подчёркивал Дуррути. Таким образом, ещё один разрушительный смысл революции заключается в разложении армии и неявном пособничестве врагу. Убедившись в своей способности победить армию в июле 1936 года в Барселоне, анархисты не признавали никаких других способов борьбы, кроме спонтанной самоорганизации. Вот слова Дуррути из тех же "Поборниц свободы": "Мы не верим в подчинение. Мы верим в организованный энтузиазм". Подчинение отталкивало анархистов образом сталинского режима: реализация марксистских идей входила в противоречие с тем, что говорил Бакунин. Доминирование Бакунина над Марксом как отражение симпатий народа в некоторой степени предопределило исход войны. Республиканцам прекрасно удавались спонтанные, неожиданные для врага прорывы вроде Эбро, но когда речь заходила о стратегии, дисциплине и других понятиях военной науки, преимущество почти всегда оказывалось на стороне франкистов.

В "Земле и свободе" (1995) Кена Лоуча отряд под руководством марксистской партии ПОУМ, идейно близкой анархистам, решает вопрос о том, вливаться ли им в Народную армию. Соглашаясь с тем, что с армией победить фашизм будет легче, они всё-таки не могут расстаться с идеалом революции. Назло Сталину (основной довод), готовящему антифашистский альянс с Великобританией и Францией (с капиталистами), что равносильно в глазах ПОУМ предательству революции, они голосуют за автономию от армии.

Кадр из фильма "Земля и свобода"Были ли у революции анархистов позитивные, созидательные смыслы? Сторонники анархического эксперимента в Испании вроде Оруэлла и Хомски главным таким смыслом называют понятие "либертарного коммунизма". "Что такое либертарный коммунизм? – рассказывает герой одного из документальных фильмов, пропагандирующих идеи анархизма. – Деньги упразднялись. Собственность всех землевладельцев подлежала экспроприации, были ли они левыми или правыми. Право распоряжения всей техникой переходило к народу. Всё жильё переходило внаём независимо от того, кто был собственником. Работа совершалась коллективно, и рабочие были разбиты на группы". В Каталонии и ряде других областей анархисты, имея народную поддержку, начали проводить эксперимент по внедрению в жизнь "либертарного коммунизма", что привело в Каталонии (в годы войны!) к падению сельского хозяйства на 20-30%. Как происходило внедрение "либертарного коммунизма", можно узнать из фильма "Земля и свобода". В этом фильме есть длинная сцена заседания в захваченном после революции поместье, где жители округи и зашедшие в селение ПОУМ-овцы решают вопрос о земле. Вопрос о передаче помещичьей земли в коллективную собственность решается без обсуждений. Но когда речь заходит о тотальной коллективизации, ряд собственников земли из крестьян выступает против. Тогда дискуссия сводится вновь к выбору между борьбой с фашизмом и революцией. Одна из сторон настаивает на том, что коллективизация преждевременна: в условиях войны и блокадной политики "невмешательства" не стоит проводить эксперименты, так как крестьяне, возможно, не будут сразу готовы к совместной работе на общей земле. Революционно настроенные ПОУМ-овцы, напротив, настаивают на коллективизации, причём их доводы в фильме сводятся к крайне абстрактным идеям "революция сейчас, а не потом", "дадим пример людям в других странах", "обрушим свою ярость на иностранные банки". Разгорячённые революционными лозунгами жители голосуют за коллективизацию.

Кадр из фильма "Земля и свобода""Земля и свобода", как и большинство фильмов Кена Лоуча, ценен своей исторической достоверностью – режиссёр прекрасно поработал с историческим материалом. В этом фильме есть сцены внутренних разборок в стане республиканцев, произошедших в мае 1937 года в Барселоне. Зритель видит баррикады в городе, сцены перестрелок между правительственными частями и анархистами. Данные события, представлявшие собой по сути путч ПОУМ-овцев и части анархистов против законного правительства, повлекли за собой до полутысячи погибших. В фильме происходящее со слов члена партии Бланки представлено реакцией ПОУМ на деспотию правительства. На самом деле единственной причиной действий ПОУМ было удаление партии с руководящих постов в правительстве Каталонии. В фильме также упомянуто нападение лояльных правительству частей на телефонную станцию в Барселоне. С баррикад анархистов зритель слышит: "Нападение на телефонную станцию – это по сути объявление войны рабочему классу". При этом в фильме не раскрывается, что причиной нападения было блокирование анархистами важных телефонных звонков, которые вели члены каталонского правительства. В итоге ПОУМ была запрещена и разоружена, что зритель видит в финальных сценах "Земли и свободы".

Кадр из фильма "Там обитают драконы"В "Поборницах свободы" и фильме "Там обитают драконы" (2011) позитивный образ анархического движения создаётся благодаря романтике, с которой, как правило, связана первая фаза войны. Идеалы безграничной свободы, любовь на линии фронта, чувство от причастности к группе единомышленников – всё это пьянило многих на начальном этапе войны. Вот слова Маноло из фильма "Там обитают драконы", в качестве шпиона вливающегося в одну из анархических групп: "Это так захватывающе – быть частью одной общности, хотя это и не твои люди. Я не могу описать безумное удовольствие от интеграции в целую часть общества, хотя это и был мой враг. Я не испытывал похожих ощущений". Однако в каждом из фильмов такое легкомысленное отношение к войне в итоге приводит к трагедиям.

"Поборницы свободы" содержат в себе не только описание внешней стороны анархизма со всеми его революционными разрушениями. В этом фильме открывается некая скрытая сторона анархизма, не всегда осознаваемая даже самими анархистами. Если предположить, что каждая идеология содержит в себе некое ядро эзотерического типа (война как подлинное проявление человеческого у фашистов, с чем, наверняка, согласились бы не все сторонники Франко), то ядром анархической идеологии служит что-то религиозное и близкое к хилиазму. Анархисты после всех революционных разрушений ожидают наступления свободы – вопреки логике войны они верят, что революция сама решит все проблемы. Дуррути в "Поборницах свободы" говорит: "Мы верим в организованный энтузиазм". Английский журналист в этом же фильме, беседуя с анархистками, говорит им: "У Бакунина стиль пророка. Он как Библию пишет". В ответ анархистка будто с религиозной верой произносит: "Сейчас всё изменится".

Кадр из фильма "Поборницы свободы"Образ монахини Марии в "Поборницах свободы", которая добровольно-принудительно вошла в стан анархистов, помогает приоткрыть ядро веры анархистов. Религиозно одарённая девушка пытается понять, какие мотивы движут этими людьми в красно-чёрных повязках, во что они верят и о каком будущем мечтают. Анархистки, в свою очередь, пытаются говорить с Марией на её языке. Они объясняют, что убийство священников и епископа означает расплату за их грехи, а сам Иисус был первым анархистом. Марии дают несколько книг анархического направления, где девушка с удивлением обнаруживает нечто созвучное христианству: "Отбросьте одежды старого человека и станьте новыми людьми". В результате её взгляды постепенно трансформируются в анархистско-библейскую эклектику, что она и выражает речью в финальной сцене фильма, выдавая некий "символ веры", где место Христа заняла безликая Свобода: "Когда-нибудь настанут божьи времена, но эта планета перестанет называться Землёй – она будет называться Свободой. И тогда обитатели будут ввергнуты в геенну. Среди скрежета зубовного будут влачить они свои дни. А ангелы небесные и серафимы воспоют в радости, ибо увидят Звезду Свободы – самую красивую, самую голубую. И воцарятся мир и согласие, и рай настанет, и смерть исчезнет".

В конце фильма Мария уже не может стать прежней. Подошедший к ней священник в первую очередь спрашивает её не о состоянии её души или здоровье, а о тех реликвиях, которые она, возможно, сохранила, покинув монастырь. Человеческая душа оказывается для священника менее важной, чем безусловно важные, но второстепенные вопросы сохранности церковных святынь. Такое отношение отталкивает Марию и, кроме того, демонстрирует, что именно оттолкнуло множество народа от церкви в Испании в сторону тех течений, которые, будучи маловероятными фантазиями, выглядели всё же менее материалистичными, чем католическая церковь того времени.

(Продолжение следует...)

back to top

Новые кинообзоры

Проект "Фабрика смыслов"