Menu

"Пылающий" Ли Чан-дона

"Как известно, молодёжь всегда была проблемой для старшего поколения. Которое считало её невоспитанной. И в глазах старшего поколения молодёжь всегда его критиковала. Однако в некотором смысле никогда ещё не было так, чтобы молодёжь, по сравнению со старшим поколением, становилась более пассивной, более беспомощной…" (Ли Чан-дон о социальной проблеме, лежащей в основе фильма "Пылающий")

Рассказ Харуки Мураками "Сжечь сарай" датируется ноябрём 1982 года. Трое основных персонажей фильма "Пылающий", поставленного мастером южнокорейского кино Ли Чан-доном по мотивам рассказа японского писателя, тогда ещё не родились. Но, как ни странно, сюжет фильма сам режиссёр прочно увязывает с реалиями современной Южной Кореи и вообще современного мира, весьма сильно изменившегося с 80-х годов. О центральной проблеме фильма говорит Ли Чан-дон: "…сегодня люди во всём мире, независимо от их национальности, религии и социального статуса, недовольны по разным причинам. Гнев молодёжи – особенно тягостный вопрос. Миллениалы в современной Корее будут первым поколением, которые окажутся в более затруднительном положении, чем их родители. Они чувствуют, что будущее значительно не изменится. Не в состоянии найти объект, на который направить свой гнев, они пребывают в состоянии истощения. Этот фильм о молодёжи, чувствующей себя бессильной, с подавленным гневом в себе".

Рассуждения режиссёра легче всего проследить по образу главного героя фильма – выпускника факультета литературного творчества Ли Джон-су. Бессилие Джон-су проявляется неспособностью писать роман: "Я ещё не знаю, о чём я хочу писать", – признаётся молодой человек. А вот корни бессилия лежат в окружающем Джон-су мире, в котором ему не удаётся найти точку опоры: "Этот мир словно загадка", – говорит он. У Джон-су всегда были проблемы в семье: мать много лет назад оставила их с сестрой, а отец сейчас сидит в изоляторе, и Джон-су в это время должен следить за фермой. Режиссёр поясняет выбор места, в котором живёт Джон-су: "Я выбрал Паджу, потому что его можно назвать типичным корейским местожительством. По мере прогрессирования урбанизации в Корее ферм становится всё меньше и меньше. Также остаётся очень мало молодых людей, которые ещё живут в сельской местности. Но наш главный герой, Джон-су, остаётся жить в Паджу из-за своего отца, хотя предпочёл бы сбежать из той реальности". Желание сбежать здесь выступает естественным стремлением молодого человека познать мир, пока ещё не понятный для него.

В этот непростой период судьба сводит Джон-су с подругой детства Хе-ми, о которой он почти ничего не помнит, но начинает испытывать к ней симпатию. Его симпатия могла бы превратить Хе-ми в точку опоры для него в этом мире. Хе-ми рассказывает, как Джон-су спас её в детстве, вытащив из заброшенного колодца. Джон-су этого не помнит… А ещё Хе-ми успешно съездила в Африку, где узнала, как бушмены ищут смысл жизни. Джон-су этого интереса подруги не понимает… Появление Хе-ми в жизни своего героя Ли Чан-дон интерпретирует следующим образом: "Хе-ми – та девушка, которая живёт и ищет смысл жизни совсем иначе, чем остальные. В некотором смысле, её личностные качества гораздо более чистые и подлинные, чем писательские качества Джон-су". Получается, что Джон-су тянется к Хе-ми как к источнику того смысла, что мог бы быть в его жизни вместе с ней. Но с другой стороны Джон-су наталкивается на новизну в поведении другого человека, которую он понять не может. Ему непонятно, зачем нужно ехать в Африку, и ещё меньше Джон-су понимает Хе-ми, когда та сближается с богатым молодым Беном. Джон-су раздражает легкомысленность подруги, а также непонятное происхождение богатства Бена в столь молодые годы. Классовый разрыв между Джон-су и Беном – значительный смысловой пласт в фильме, о чём Ли Чан-дон говорит в контексте проблем молодёжи: "Дихотомия [Джон-су и Бен] – не что-то, свойственное лишь Корее, а общемировая тенденция. Джон-су – в Паджу, а Бен – в Каннамгу, самом богатом, спокойном и чистом районе во всей Корее; два человека на противоположных концах спектра. Но множество молодых людей сегодня живут между этими двумя полюсами. Многие чувствуют ту же беспомощность, что и Джон-су, но хотят жить так, как Бен. Кое-кто даже притворяется, будто живёт так, как Бен".

А далее Хе-ми бесследно исчезает… Появление Хе-ми усложнило мир вокруг Джон-су, и каждое следующее событие, связанное с ней, только добавляет новую загадку. Мир предстаёт всё более иррациональным и неправильным, отсюда нарастает и напряжение внутри Джон-су. Когда Бен между делом рассказывает о том, что он время от времени сжигает чужие теплицы ради удовольствия, это становится для Джон-су очередным ударом по нормальности окружающей реальности. Более того, этот удар уже задевает его расшатанный внутренний мир настолько, что Джон-су с навязчивым упорством начинает искать последнюю сожжённую теплицу в надежде решить хотя бы эту, более простую, чем все остальные, загадку странного мира. И решение приходит в финале фильма, когда Джон-су выяснил, что значат слова Бена для него лично. "[Финал фильма] можно рассматривать как проявление неудовлетворённости, преодоление классового разрыва в наше время. Это момент взрыва гнева", – поясняет режиссёр.

Любимый писатель Джон-су – классик Уильям Фолкнер с его моральностью и погружённостью своих персонажей в мир социальных конфликтов. Как отмечают литературоведы, герои Фолкнера обычно лишь пытались понять смысл событий, а не обладали уже готовыми ответами, окончательной оценкой происходящего. Таков и Джон-су, как он сам признаётся: "Когда я читаю романы Фолкнера, иногда у меня возникает ощущение, будто я вижу в них свою историю".

Интересно, что Бен после разговора с Джон-су специально начинает читать Фолкнера, возможно, для того, чтобы лучше понять нового знакомого. Это выглядит странным и в глазах Джон-су, и в глазах зрителя. Двух молодых людей связывала только знакомая Хе-ми – и всё. И вот спустя месяц после их последней встречи Джон-су застаёт Бена читающим Фолкнера! Таких странностей, или как говорит Ли Чан-дон, загадок, в фильме весьма много – чего стоит лишь история с кошкой, которую Джон-су не видел, но продолжал приходить кормить. О том, с какой целью одна загадка с сожжённым сараем у Мураками обратилась множеством загадок в кинокартине, рассказывает режиссёр: "Поскольку эта история ощущается загадочной, но при этом в конце ничего не происходит, её, на первый взгляд, кажется нелегко превратить в фильм. Однако я чувствовал там что-то очень кинематографическое, в загадке этого рассказа. Маленькая загадка из короткого рассказа могла быть развита в большие загадки на многих уровнях. И эти загадки указывают нам на мир, в котором мы сейчас живём, – загадочный мир, в котором мы ощущаем что-то неправильное, но суть этого неправильного полностью уловить не можем". Так история Джон-су становится метафорой бунта против мира, который у современной молодёжи принимает такие вот идейно не оформленные, иррациональные формы, под стать той иррациональности социума, которая их окружает с малых лет.

Очевидно, что в конце истории у Джон-су какая-то картина мира всё же сложилась. "Есть неизвестная реальность, в которую, тем не менее, вы верите настолько, что она проявляется на физическом уровне", – поясняет данный момент режиссёр. Решение, принятое Джон-су, – чем оно подпитывалось? Виноват ли здесь отец с его упёртостью, которая довела до тюрьмы? Какова роль романов Фолкнера? Почему головоломка сложилась именно так и возможно ли было её сложить иначе? Здесь уместно привести слова режиссёра: "Мне просто нравится задавать вопросы".

В предыдущем фильме южнокорейского режиссёра его героиня Миджа ответила на вызов мира сочинением прекрасного стихотворения. Джон-су так не смог. Он стал хорошим читателем, раз смог найти часть себя в наследии мировой литературы. Но для того, чтобы стать человеком, иногда приходится становиться писателем. Мир сам бросил под ноги Джон-су писательский вызов, по которому он смог разве что пройтись катком своего гнева.

Rate this item
(0 votes)
back to top

Новые кинообзоры

Проект "Фабрика смыслов"