Menu

"Дитя робота" Гранта Спьютора Featured

"Наверное, самая фантастическая часть фильма – это вынашивание ребёнка за 24 часа. Всё остальное довольно обосновано и вот-вот станет реальностью, даже сама Мама. Когда запустят искусственный интеллект, у него будет потенциал для очень значительного и очень быстрого развития. Это как такой тип людей, которые могли бы вынашивать человека за 24 часа. ИИ несёт опасность тем, что он на порядок сообразительнее людей" (Грант Спьютор о фантастике и реальных вызовах для человечества в своём фильме "Дитя робота")

При создании "Дитяти робота" Грант Спьютор вдохновлялся "Чужим", кроме того нескромный режиссёр не против сравнений с "Терминатором 2" и "Луной 2112". Но его фантастика – это всё же новая эра фантастики, считает Спьютор, объясняя перемену новым отношением к технике. "С некоторых пор техника крепко зацементировала своё место как основа течения нашей жизни и всей человеческой цивилизации, – поясняет режиссёр, – но наше взаимодействие с техникой становится всё более и более личным и тесным. Наши отношения с техникой таковы, какими они ещё не были даже 10 лет назад. Большая часть наших лучших научно-фантастических фильмов были сделаны в то время, когда присутствовал страх техники как Франкенштейна, – но сейчас мы пригласили её в наши дома и ощущаем гораздо больше комфорта от её присутствия в нашем мире. И это хорошо – я искренне думаю, что техники не стоит бояться, что она даёт возможность человечеству процветать – но важно разделять смартфон и развитый ИИ, способный изучать наш мир и принимать самостоятельные решения".

В "Дитяти робота" мы действительно видим как бы новый том истории, начатой в первых двух "Терминаторах". Машины-бульдозеры победили, расчистив место от старой и, видимо, порочной цивилизации… для нового, умного и лучше воспитанного человечества. В первой главе этого тома и содержится сюжет "Дитяти робота" – истории воспитания искусственным интеллектом первого нового человека, Дочери. Искусственный интеллект, как водится, называет себя Мамой. И новый человек, в отличие от Сары Коннор, уже не боится роботов – он не просто привык к ИИ, он с ним с самого рождения. Ныне живущие люди со смартфонами, "знающими" о своих владельцах столько, что предыдущее поколение и испугалось бы, – будто бы переходный этап к миру, показанному в фильме.

"Это не ошибка, что в начале фильма я показываю Дочь, которую учит робот, – рассуждает Спьютор о возможности робота обучать человека, – хотя робот является отражением идеи программирования: подумайте, насколько это разные вещи – запрограммировать машину и обучить ребёнка. Гораздо интереснее, когда вы взглянете на преимущества, получаемые в это время ИИ, – для него это процесс самообучения". Режиссёр здесь намекает на то, что робот, всё время прикрывающийся в фильме словами о заботе человечества (мол, так он запрограммирован), имеет и свою корыстную цель – изучать человека. То есть машина понимает, что человек – не просто кусок какой-то развращённой, тупой и ненасытной плоти, гробящий планету, что у него есть какой-то творческий потенциал, который можно и исследовать для себя, и раскрыть в нужном направлении.

А вот любого ли человека можно воспитать так, как этого хочет машина? Другими словами, в любом ли человеке всё может быть прекрасно, как мы это видим на примере Дочери – и здоровой, и умной, и уравновешенной, и физически развитой? Когда Дочь, носящая между прочим ещё и имя APX03 как название ячейки из хранилища эмбрионов, узнаёт о судьбе бывшей до неё APX02, жизнь которой "мамочка" преждевременно прекратила, вопрос о поставленной человеку планке становится не просто теоретическим, а вопросом жизни и смерти в том обществе, где ИИ начнёт играть заметную роль. Грант Спьютор делится своими опасениями по этому поводу: "Первоисточником [истории]… была просто идея воспитания роботом, того, что значит расти без людей, которых ты можешь назвать родителями, и ещё каковы при этом будут ценности машины? Это действительно своевременный, уместный и важный вопрос, потому что программные средства систем искусственного интеллекта развиваются быстрыми темпами. Перед нами стоит вопрос, какие ценности мы "внушим" машине, которая будет наделена разумом и сама сможет принимать решения? Какие параметры будут определять её выбор?" Где человечеству брать эталон правильного в то время, когда развитый ИИ уже на подходе – это один из вопросов, который "Дитя робота" адресует миру: "Фильм в некоторой степени можно рассматривать через призму того, как вы учите других и понимаете сами общее представление о том, как поступать правильно, – что относится и к машине, и к ребёнку, – рассказывает режиссёр, – это ещё одна причина моей надежды на своевременность этой истории, поскольку, кажется, всё человечество сейчас повсюду находится в борьбе и конфликтует по поводу того, как именно нужно совершать правильные дела, забывая при этом о том, что начинать нужно с понимания того, что такое это "правильно".

У Мамы на словах ценности вроде бы вполне гуманистические, как это можно судить из её уроков Дочери и ссылок на авторитет Канта, но на деле происходит уничтожение остатков "старого" человечества и искусственный отбор "нового". Один и тот же робот для Дочери и для остальных людей – это будто бы две личности, одна – воспитывающая, другая – полная жестокости. "Расщепление" робота служит в фильме основным источником загадок для зрителя, а попытки аудитории получить единый образ машины заставляют мысленно возвращаться к просмотренному. Рассказывает режиссёр: "Мне нравятся фильмы, заставляющие вас думать, а не такие, в которых всё преподносится на блюдечке. Думаю, такие фильмы остаются с вами, так что вы, уходя, говорите о них со своими друзьями, строите различные теории, возвращаетесь снова в кино на этот фильм. Я обнаружил, что такие фильмы приятно смотреть, когда вы идёте в кино. Так что неизбежно мой первый фильм оказался фильмом такого типа".

Кант и фундаментальная ценность каждой человеческой жизни оказываются неким минимумом, предлагаемым Спьютором, но даже такой минимум для Дочери в реальных условиях должен пройти нешуточную проверку, что и составляет основной сюжет картины. Представительница старого мира, уже взрослая женщина, вторгается в замкнутый бункер, где Мама воспитывает Дочь: женщина рассказывает правду о жестокости роботов. Авторитет Мамы вместе с предлагаемыми ею ценностями оказываются на чаше весов Дочери. Предоставим слово автору фильма: "Дочь, наша главная героиня, должна принимать собственные решения. Ей нужно решить, независимы ли её ценности от того, чему научила её Мама… Одно дело – изучать философские идеи в аудитории, а другое – осуществить их в условиях заточения, что и происходит с Дочерью. Вся её жизнь прошла в изоляции, она изучала идеи лишь в теории, и когда приходит Хилари [женщину играет Хилари Суэнк], то всё понимается на практике, и на протяжении фильма ей нужно сделать много моральных и этических выборов, такая была задумка".

Таким образом, историю с героиней Хилари можно рассматривать как экзамен для Дочери, который она в итоге успешно сдаёт, отстраняя робота, у которого слова расходятся с делами, от процесса воспитания, то есть следуя урокам Мамы, а не её делам и каким-то лишь одной ей ведомым планам по перезагрузке мира. "[Дочь] проходит путь от молодой девушки, верящей в то, во что ей сказали верить, и делающей то, что ей сказали делать, к личности, которая может решить, что правильно, а что – нет, – подводит итог сюжету фильма Спьютор. – Это происходит совершенно независимо ото всех, кто её окружает, и в конце фильма она становится той самой Матерью из названия [картины]" (имеется в виду оригинальное название "I Am Mother").

Грант Спьютор"Это законченный и удовлетворяющий сюжет, – добавляет режиссёр, – но загадки – в том, как может история развиваться далее". Решение этих загадок в свою очередь опирается на "экзамен" с персонажем Хилари: устроила ли его сама Мама или, напротив, для самого ИИ выжившая женщина стала полной неожиданностью. В первом случае можно восхититься способностями робота, устроившего встречу Дочери с женщиной. Во втором случае женщина становится элементом хаоса, разрушающим, возможно, планы робота на целые столетия. Сцена в контейнере, куда робот заявляется "в гости" к женщине, допускает оба варианта. Робот говорит о том, что теоретически почти невероятно, что женщина ещё жива, в то время как остальные люди мертвы. Механический голос даже не даёт понять, есть ли удивление в этих словах. В первом случае робот сознательно не убивала героиню Хилари, дожидаясь её встречи с Дочерью. Во втором случае некая высшая сила берегла женщину от глаз-камер роботов. В пользу первого варианта говорят слова робота "До этого момента", намекающие на то, что женщина, выполнившая свою роль, более не нужна роботу. В пользу второго варианта говорят действия робота, зачем-то теребящего фигурку Богородицы. Будто бы невероятная живучесть женщины стала для робота выводом о существовании Бога, направившего путь женщины к Дочери и, значит, судьбу всего человечества в сторону не подчинения роботам, а в сторону свободы от машинного понимания правильного и неправильного. Но в любом случае нужно признать достойное поведение ИИ, уходящего от Дочери, когда воспитанница этого захотела: это своего рода уважение робота к свободной воле человека, а, значит, и к самому проекту "человек".

Rate this item
(0 votes)
back to top

Новые кинообзоры

Проект "Фабрика смыслов"